Авторалли на могиле Неизвестного Солдата


В августе-сентябре 1991 года столичные журналисты вели восторженные передачи из революционной Чечни, не приявшей ГКЧП, а единодушно вставшей на защиту завоеваний демократии. Операторы явно предлагали телезрителям полюбоваться на мужественные суровые лица новоиспеченных «национальных гвардейцев» и прочих защитников свободы. Но в одном из таких репортажей промелькнул поразивший меня кадр – на Вечный огонь в Грозном борцы за свободу поставили чайник, и сидя кружком, ждали, когда он закипит.
Вскоре пришло время памятников и христианских кладбищ, на которых представители свободолюбивого народа ломали кресты, а надгробные плиты волокли на свои участки, чтобы вымостить ими дорожку к, простите, к выгребной яме или на скотный двор. Но это уже не показывали по телевизору. Именно с осквернения святынь, с разрушения идеалов началась трагическая чеченская эпопея, которая, надо признаться, никого ничему особенно не научила.
…Московские СМИ сообщили, что студента МГИМО, сына чеченского бизнесмена, оштрафовали на 4,5 тыс. рублей за езду на джипе перед Вечным огнем у могилы Неизвестного солдата (!) в Александровском саду.
Автомобиль Land Rover около полуночи 11 октября на большой скорости въехал в ворота Александровского сада, развернулся на площадке у Вечного огня и скрылся с места происшествия. Хулигана задержали на Цветном бульваре через полчаса, объявив план «Перехват». Водителя и пассажиров – двух девушек и молодого парня – доставили в отделение внутренних дел «Китай-город». За рулем находился 19-летний первокурсник Сурхо Тарамов.
На дикую выходку своего студента у Вечного огня незамедлительно отреагировали в МГИМО. На официальном сайте университета было опубликовано сообщение, из которого следовало, что еще 8 октября студенту было направлено уведомление о предстоящем отчислении из вуза из-за академической неуспеваемости в случае, если деканат не получит от студента объяснений. На 14 октября никаких объяснений от Сурхо Тарамова получено не было. «Поступок Тарамова заслуживает, безусловно, нравственной оценки: общественное мнение МГИМО(У) возмущено его поведением и не допускает иного толкования этого инцидента», – подчеркивается в сообщении.
Однако очень скоро информация с осуждением поступка студента была удалена с сайта МГИМО. О причинах этого можно только догадываться.
Это далеко не первый эпизод, когда выходцы из Чечни вполне сознательно демонстрируют свое неуважение и презрение к российским законам, к русским, к нашим обычаям и традициям. Достаточно вспомнить автогонки со стрельбой, которые чеченская «золотая молодежь» устраивала на столичных улицах, или лезгинку, исполняемую на Манежной площади, сопровождаемую разрыванием или сожжением российского флага.
Как и в случае с юным Тарамовым, участники этих правонарушений оставались практически безнаказанными. В самом деле, что за наказание – штраф в 4,5 тысячи рублей? Думается, что многие чеченские юноши будут готовы выложить такую сумму, чтобы прокатиться по Александровскому саду, и СМИ бы объявили всей России, какие они джигиты.
Еще во времена Российской Империи существовала следующая практика: детей туземной элиты отправляли на обучение в пажеские и кадетские корпуса Санкт-Петербурга и Москвы. Можно, конечно, подумать, что сегодня продолжается та же традиция. Но тогда подобные шалости заканчивались кандалами и Сибирью. Впрочем, разница не только в этом. Тогда молодые кавказцы, ставшие блестящими гвардейскими офицерами, возвращались на Кавказ, исполненные любви и уважения к России, убежденные в превосходстве ее культуры и общественного устройства. Нынешние же кавказские выпускники элитных столичных вузов исполнены призрения и убеждения, что все и всех в Москве можно купить, что любые их «подвиги» останутся безнаказанными.
Сегодня дети тех, кто кипятил чайники в Грозном, серьезно расширив зону действий, подбираются к Вечному огню в Москве.
Дмитрий Орлов